Сокровищница духовной мудрости

Татьяна Дорохова21 мая , Пусть каждый найдет свой путь! Лена16 января , Мария23 марта , Я раба Мария хочу спаститься, прости меня Господи прости пожалуйста за всё и за всех Сергей15 января , Михаил10 июня , Не учто все действиетльно так должно быть? Неучто человек должен врать и идти по головам, чтобы чего-то достич в этом мире? Неучто человек создан для того, чтобы жить как раб своей не приносящей удовольствие работы и бояться всего в этом мире гнева начальника, соседей, которые всегда чем-то не довольны, налоговой, бандитов и т.

Священномученик Сергий Мечев

Мы уже рассуждали о том, что такое свобода. Теперь, беседуя о страхе Божием, попытаемся для начала разобраться, что такое страх сам по себе, потому что страх Божий — категория для мира сего совершенно непонятная. В Соборном послании святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова написано, и авва Дорофей цитирует эти строки: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви 1 Ин.

О страхе Божием: Читая жития святых, мы нередко находим сказания о том, что многие из разбой- ников, блудниц и других великих грешников.

Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит: Святой хочет нам показать этим, что есть два страха: Например, кто исполняет волю Божию по страху мук, как мы сказали, ещё новоначальный: Другой же исполняет волю Божию из любви к Богу, любя Его собственно для того, чтобы благоугодить Ему: Сей-то имеет истинную любовь, которую Святой называет совершенною.

И эта любовь приводит его в совершенный страх, ибо таковый боится Бога и исполняет волю Божию уже не по страху наказания, уже не для того чтобы избегнуть мучений, но потому, что он, как мы сказали, вкусив самой сладости пребывания с Богом, боится отпасть, боится лишиться её. И сей совершенный страх, рождающийся от этой любви, изгоняет первоначальный страх: Однако невозможно достигнуть совершенного страха иначе, как только первоначальным страхом.

Ибо трояким образом, как говорит Василий Великий [1], можем мы угодить Богу:

Псковского и Великолукского Всех почитайте, братство возлюбите, Бога бойтеся, царя чтите. Раби, повинуйтеся во всяком страсе владыкам, не токмо благим и кротким, но и строптивым. Рай есть любовь Божия, в которой наслаждение всех блаженств… Св. Исаак Сирский Мы нуждаемся в смиренномудрии и страхе Божием столько же, сколько в дыхании… Начало и конец духовного пути — страх Господень.

Илия, дивный муж, сгорая ревностью и страхом Божиим, подвигнутый на истребление нечестивых, как Бог повелел небу, и оно услышало слово его:" Не.

Мы уже рассуждали о том, что такое свобода. Теперь, беседуя о страхе Божием, попытаемся для начала разобраться, что такое страх сам по себе, потому что страх Божий — категория для мира сего совершенно непонятная. В Соборном послании святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова написано, и авва Дорофей цитирует эти строки: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение.

Боящийся несовершен в любви 1 Ин. Это — великие слова, и тем не менее мы говорим о страхе Божием как об одном из основных понятий духовной жизни, благочестия и аскетики. Как же сосуществуют, с одной стороны, страх Божий, а с другой — Божия любовь, изгоняющая всякий страх? Насколько страх в принципе сопоставим с любовью, верой и надеждой и что делает страх с человеком? Прежде всего, зададимся вопросом: Смерти, конечно, и даже тот, кого сама по себе смерть вроде бы даже и не страшит, боится тяжкой болезни, инвалидности, физической беспомощности, неопределенности, потери близких, одиночества, нарушения душевной стабильности, резкого изменения житейских обстоятельств.

Действительно, когда человек боится боли, страданий, темноты или высоты, эти фобии часто связаны именно со страхом перед смертью, потому что, если бы его не было, если бы смерть не стояла перед человеком, рядом с ним, он не отгонял бы мысли о ней в дальние закоулки сознания, не боялся бы, например, темноты. Ведь темнота — это неизвестность того, что может произойти в любую минуту, что может угрожать жизни. Разумеется, темноты боятся далеко не все, но при этом все-таки стараются не ходить ночами по неосвещенным улицам.

Крови тоже многие боятся, даже одного ее вида.

Авва Дорофей - о страхе Божием

Это свойство не утратилось и после грехопадения, но благодаря ему человек может постигать смысл своего существования, а также назначение всего сотворенного и таким образом обрести веру. Если человек не развратиться ложными теориями потерявших ум людей и пойдет правым путем веры к Создателю Богу, то, по мере того как он будет стараться соблюдать заповеди, в его душе начнет рождаться страх Божий.

Страх этот — плод Божественной благодати. Он является неким отражением веры. Речь здесь не идет о психологическом страхе. Страх Божий также не имеет ничего общего с трусостью и предубеждением.

В другом кратком изречении он указывает в страхе Божием источник готовности и годности на все добродетели. Страх Божий, говорит он, есть начало.

Начинается борьба человека за обретенное сокровище веры или его восхождение к совершенной любви. Любовь воинствует, а не спит. В чем же признак начала воинствования? И в чем признак, что воинствование истинное, а не ложное? Есть особая проба на золоте христианства, по которой его никогда ни с чем не спутаешь и по которой всегда можно отделить от него всякое не истинно христианское учение, в частности, сектантство.

Григорий Синаит, Д 5— Этой золотой пробой является страх Божий. Любовь надо доказать, а не преждевременно утверждать себя ее имеющим. Исаак Сирин, Д , Смирение веры не говорит о любви и ищет прежде всего смирения, зная, что только при прочности смирения может быть достижима и прочна любовь. Впрочем, как пишет преп.

Каллиста и Игнатия, любовь и милость и смирение отличаются одними только наименованиями, а силу и действие имеют одинаковые. Поэтому первоначальная любовь не может быть забыта в смирении веры, но в своем восхождении к любви совершенной вера ищет не пустословия о любви, а отеческий жезл, который довел бы ее до духовного Рая.

О Страхе Божием

О страхе Божием Святой Иоанн говорит в Соборных посланиях своих: Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол? О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит:

По благословению Евсевия, Архиепископа Псковского и Великолукского ИзреченияЛюбовь к Богу и страх пред БогомВиды страхаО страхе.

О страхе Божием Просмотров: После кончины наставника преподобный Дорофей оставил монастырь аввы Серида и основал другую обитель, иноков которой окормлял до кончины. Авве Дорофею принадлежит 21 поучение, несколько посланий, 87 вопросов с записанными ответами преподобных Варсануфия Великого и Иоанна Пророка. Творения преподобного исполнены глубокой духовной мудрости, отличаются ясным, отточенным стилем, простотой и доступностью изложения Святой Иоанн говорит в Соборных посланиях своих: Что хочет сказать нам чрез сие святой Апостол?

О какой любви говорит он нам и о каком страхе? Ибо пророк Давид говорит в псалме: Итак, если и святые, столько любящие Господа, боятся Его, то как же святой Иоанн говорит:

Приход храма во имя иконы Божией Матери"Всех скорбящих Радость"

В уме его всегда должны быть впечатлены сии пророческие слова: Он должен проходить путь сей с крайнею осторожностию и благоговением ко всему священному, а не небрежно. В противном случае опасаться должно, чтоб не отнеслось к нему сие Божие определение:

Страх Божий. Из страха Божия со временем вырастет любовь Божия Любите Господа,если умеете, не умеет – бойтесь Его.

Возможны некоторые технические неполадки. Его природа — неизъяснима психологией. В нем, страхе этом, нет ничего общего с животным. Есть много степеней и форм его, но мы сейчас остановимся на одной из них, наиболее действенной для спасения нашего: Охваченные сим святым страхом — освобождаются от всякого иного земного страха.

Отцы наши, бестрепетные служители Духа, удалялись в пустыни и жили да и теперь есть таковые среди диких зверей и ядовитых змей, в условиях суровой природы и столь крайней нищеты, что идет дальше воображения современных людей. И это ради свободы предаться плачу в сознании своей далекости от Бога Возлюбленного. Не всем доступно понять, почему духовные мужи, презревшие все, что есть в мире сем, рыдают не меньше, и даже более, чем женщины-матери над гробами дорогих сердцам их сыновей.

Они, отшельники, плачут при созерцании внутри себя темной бездны:

23 - О страхе Божием (Серафим Саровский)