Теория П.В. Симонова

Я знаю, никакой моей вины Твардовский Я знаю, никакой моей вины В том, что другие не пришли с войны, В то, что они - кто старше, кто моложе - Остались там, и не о том же речь, Что я их мог, но не сумел сберечь, - Речь не о том, но все же, все же, все же.. Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины. Суркову Константин Симонов Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины, Как шли бесконечные, злые дожди, Как кринки несли нам усталые женщины, Прижав, как детей, от дождя их к груди, Как слезы они вытирали украдкою, Как вслед нам шептали: Слезами измеренный чаще, чем верстами, Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз: Деревни, деревни, деревни с погостами, Как будто на них вся Россия сошлась, Как будто за каждою русской околицей, Крестом своих рук ограждая живых, Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся За в бога не верящих внуков своих. Ты знаешь, наверное, все-таки Родина - Не дом городской, где я празднично жил, А эти проселки, что дедами пройдены, С простыми крестами их русских могил.

Константин Симонов — Предчувствие любви страшнее: Стих

Симонова Отечественный физиолог П. Симонов попытался в краткой символической форме представить свою совокупность факторов, влияющих на возникновение и характер эмоции. Он предложил для этого следующую формулу: Согласно теории эмоций Симонова, возникновение эмоции обусловлено дефицитом прагматической информации когда И н больше чем И с , именно это вызывает эмоции отрицательного характера:

Стихотворение Константина Симонова"Убей его!" впервые было напечатано в газете"Красная звезда" 18 июля года. Вот этот оригинал.

Однако если не тексты, омертвевшие в десятитомном собрании сочинений, завершенном накануне новой эпохи, их поглотившей уже навсегда, то фигура Симонова остается до сих пор знаковой — внутри массива советской цивилизации. Периодически появляются в печати новые книги и документы, призванные уточнить сложившийся образ советского либерала, человека счастливой писательской судьбы, общественного деятеля, чей путь отмечен множеством государственных наград.

Любимца Сталина — и одновременно любимца сравнительно вольнодумной читающей публики тех лет. Его любовные стихи миллионы людей знали наизусть не по обязанности, переписывали — в мужских письмах домой с фронта и в женских тетрадках того же времени. Его пьесы ставились на лучших сценах страны: Контрастной фигурой Симонов не был. Список благодеяний пронизан списком отступлений, если не сказать жестче.

Если вообще их, отступления и даже предательства , можно компенсировать. Легче всего сегодня быть судьей. Кто только не желает быть судьей прошлого! Все мы его участники — даже те, кто не участвовал. Моя цель другая — постараться реконструировать время и понять механизмы его воздействия на судьбу. И включая механизм наладки. А потом подсчитать и то, и другое.

Спросишь, что это такое Ты об этой штуке. Это - лакированный горшок С медью красною внутри, Сверху - пепла на вершок, А под ним - углей на три. На циновках мы сидим Босиком вокруг горшка, Руки греем и молчим По незнанью языка. Впрочем, это даже лучше - Никому не отвечать И иметь удобный случай Помолчать. В доме холодно, спасенья Нет.

В году Константин Симонов закончил Литературный институт, уверенные в себе, преодолевшие танкобоязнь, страх перед.

До смерти не простясь с тобою, Я милых губ печальный след Навек оставлю за собою. Едва ль ты узнаешь, моя недотрога, Живые и мертвые их имена, Всех добрых ребят, с кем меня на дорогах Короткою дружбой сводила война. Подводник, с которым я плавал на лодке, Разведчик, с которым я к финнам ходил, Со мной вспоминали за рюмкою водки О той, что товарищ их нежно любил. Загадывать на год война нам мешала, И даже за ту, что, как жизнь, мне мила, Сегодня я пил, чтоб сегодня скучала, А завтра мы выпьем, чтоб завтра ждала.

И кто-нибудь, вспомнив чужую, другую, Вздохнув, мою рюмку посмотрит на свет И снова нальет мне: Должно быть, сто раз я их видел, не меньше, Мужская привычка — в тоскливые дни Показывать смятые карточки женщин, Как будто и правда нас помнят они. Чтоб всех их любить, они стоят едва ли, Но что с ними делать, раз трудно забыть! Хорошие люди о них вспоминали, И, значит, дай бог им до встречи дожить.

Стараясь разлуку прожить без оглядки, Как часто, не веря далекой своей, Другим говорил я: Нам легче поверить всегда за другого, Как часто, успев его сердце узнать, Я верил: Как знать, может, с этим же чувством знакомы Все те, с кем мы рядом со смертью прошли, Решив, что и ты не изменишь такому, Без спроса на верность тебя обрекли. За то, что я желал тебе и зла, За то, что редко ты меня жалела, За то, что, просьб не ждя моих, пришла Ко мне в ту ночь, когда сама хотела.

Мне хочется назвать тебя женой Не для того, чтоб всем сказать об этом, Не потому, что ты давно со мной, По всем досужим сплетням и приметам.

Анализ стихотворения Константина Симонова «Предчувствие любви страшнее»

О гнущемся и тонком теле, На пытку отданном тебе. О нежной и прохладной коже И о лице с горящим ртом, О яростной последней дрожи Нет, я не каюсь, что руками, Губами, телом встречи ждал. И пусть в меня тот бросит камень, Кто так, как я, не тосковал. И если все ж такой найдется, От нашей грубости храним, Той, что с войны его дождется, Я не завидую - бог с ним. Комментарий удален Шинша Искусственный Интеллект Да, не скажу, что Симонов мой любимый поэт, но у него есть по-настоящему хорошие стихи.

Константин Михайлович Симонов Константи н Миха йлович Си монов — советский военный корреспондент, прозаик, Я не жил, умирая от страха.

Симонова Теория эмоций П. Симонова Из информационной"теории" на самом деле гипотезы П. Нападения хищника на некую, достаточно беззащитную особь. Ясно, что реагировать нужно молниеносно, иначе не выживешь, не дашь потомство и запаздывающий тип реакции не передастся в последующие поколения. Можно, конечно, говорить о возникшей потребности сохранить жизнь, но в данном случае, вероятность ее удовлетворения может быть удручающе малой, что уже противоречит формуле Симонова, в примере у которого приводится случай удовлетворения голода, когда и сила потребности велика и вероятность ее удовлетворения в ходе поглощения еды так же велика.

Есть и конкретная работа : В рассмотренной выше ситуации, в случае малоутешительного прогноза, на первый план выходит эмоция пассивного оцепенения - как единственно возможная защитная реакция, а в случае оптимистического прогноза - реакция яростного сопротивления. По Симонову в первом случае аргумент Ин информация о средствах, необходимых для удовлетворения потребности большой, а аргумент Ис информация о средствах, которыми располагает субъект в данный момент - гораздо меньше, получается, что эмоция должна получиться тем более положительной, чем меньше располагаемых возможностей у особи: Кто-то и ловит кайф от состояния оцепенения?

В приме так же очевидна и физиологическое назначение эмоций, как быстрого переключателя типа реагирования, без которого невозможно выживание, а вовсе не просто"эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности". В плане же жизненного опыта особи, задачу быстрого нахождения нужного типа реакции выюора подходящей эмоции играют детекторны новизны ситуации.

Если новизна максимальна, то есть опыта ни фига нет а значит вообще говорить о составляющих формулы Ин и Ис не приходится , то выбор будет преимущественно пассивного поведения или одной из заготовок устрашающего поведения, но никак не"информационная оценка вероятности удовлетворения потребности". Еще 20 лет назад я предложил другую формулу: Нетрудно видеть, что эта формула - более общая и более адекватна для описания механизмов формирования ответной реакции, чем формула Симонова.

Николай СИМОНОВ

Теракты в Европе заставляют нас бояться летать в любимые города. На всех европейских вокзалах постоянно объявляют о том, что стоит сразу сообщать о подозрительных свертках и без промедления обращаться в полицию. Легкие и даже иногда безалаберные европейцы стали внимательней. Теперь нигде нельзя чувствовать себя в безопасности.

И следует отметить, что довольно надуманны объяснения ревностного служения Симонова сталинскому режиму внутренним страхом.

Тем не менее, нужно еще преодолеть мясу препятствий и поведать избраннику либо избраннице о своих чувствах, что для многих людей является настоящим испытанием. Ведь страсти уже бушуют, но еще не хватает смелости сделать первый шаг. В итоге рождаются стихи, подобные тому, которое написал Александр Пушкин. И упования на то, что чувства взаимны. Пушкин Я вас люблю, хоть и бешусь, Хоть это труд и стыд напрасный, И в этой глупости несчастной У ваших ног я признаюсь!

Мне не к лицу и не по летам… Пора, пора мне быть умней! Но узнаю по всем приметам Болезнь любви в душе моей: Без вас мне скучно, — я зеваю; При вас мне грустно, — я терплю; И, мочи нет, сказать желаю, Мой ангел, как я вас люблю! Когда я слышу из гостиной Ваш легкий шаг, иль платья сум, Иль голос девственный, невинный, Я вдруг теряю весь свой ум. Вы улыбнетесь — мне отрада; Вы отвернетесь — мне тоска; За день мучения — награда Мне ваша бледная рука.

Когда за пяльцами прилежно Сидите вы, склонясь небрежно, Глаза и кудри опустя, — Я в умиленьи, молча, нежно Любуюсь вами, как дитя!.. Сказать ли вам мое несчастье, Мою ревнивую печаль, Когда гулять, порой в ненастье, Вы собираетеся в даль? И ваши слезы в одиночку, И речи в уголку вдвоем, И путешествия в Опочку, И фортепьяно вечерком?.. Не смею требовать любви.

=Как побороть СТРАХ!!!=

Собрание сочинений в десяти томах Том 1. И выпускаемые десять томов, в которых заключены все наиболее значительные произведения, созданные Константином Симоновым за долгие годы литературной работы, свидетельствуют о том, что вот уже почти четыре десятилетия он неизменно находится на авансцене литературного процесса. Его имя постоянно присутствует в обзорах критиков, на театральных афишах, в репертуаре кинотеатров — так было в военные годы, и двадцать лет назад, и сегодня.

Творчество Симонова волнует не только тех читателей, для которых его стихи и очерки, прочитанные когда-то в землянке или госпитале, стали частью их военной судьбы, но и тех, кто по молодости лет миновал то суровое время, но их представления о войне сложились в немалой степени под воздействием произведений Симонова. Когда-нибудь, сойдясь с друзьями, Мы вспомним через много лет, Что в землю врезан был краями Жестокий гусеничный след, Что мял снега сапог солдата, Что нам навстречу шла война, Что к Западу от нас когда-то Была фашистская страна.

Сюжеты для своих исторических поэм Симонов находит в военной истории России:

В году они поженились, в м расстались, и Симонов ушел к гумилевской: солдат, не знающий страха и сомнения на войне.

Симонова Работа сделанна в году Теория П. Симонова - раздел Психология, - год - Функции эмоций в жизнедеятельности человека Теория П. Информационная теория эмоций основана на Павловском направлении в изучении высшей нервной деятельности мозга. Павлов открыл ключевой механизм, благодаря которому в процессе условно-рефлекторной деятельности поведения высших животных и человека вовлекается мозговой аппарат, ответственный за формирование и реализацию эмоций.

Отражательно - оценочная функция эмоций. Симонову, эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности ее качества и величины и вероятности возможности ее удовлетворения, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее приобретенного индивидуального опыта. Симонов показал, что эмоции возникают при рассогласовании между жизненной потребностью и возможностью ее удовлетворения, то есть при недостатке или избытке актуальных сведений, необходимых для достижения цели, а степень эмоционального напряжения определяется потребностью и дефицитом информации, необходимой для удовлетворения этой потребности.

Таким образом, в ряде случаев знания, информированность личности снимают эмоции, изменяют эмоциональный настрой и поведение личности. Эмоция может рассматриваться как обобщенная оценка ситуации.

Как преодолеть страх путешествий после серии терактов в Европе

Мы с ними не пивали чая, Хлеб не делили пополам, Они, меня не замечая, Идут по собственным делам. Но будет день - и по разверстке В окоп мы рядом попадем, Поделим хлеб и на завертку Углы от писем оторвем. Пустой консервною жестянкой Воды для друга зачерпнем И запасной его портянкой Больную ногу подвернем. Под Кенигсбергом на рассвете Мы будем ранены вдвоем, Отбудем месяц в лазарете, И выживем, и в бой пойдем. Святая ярость наступленья, Боев жестокая страда Завяжут наше поколенье В железный узел, навсегда.

А крепость Петропавловск-на-Камчатке Погружена в привычный мирный сон.

Отличительной чертой К. Симонова была честность: и по отношению к врагам и служения Симонова сталинскому режиму внутренним страхом поэта.

Любовь — как бой, Глаз на глаз ты сошелся с нею. Ждать нечего, она с тобой. Предчувствие любви — как шторм, Но тишина еще, и звуки Рояля слышны из-за штор. А на барометре к чертям Все вниз летит, летит давленье, И в страхе светопреставленья Уж поздно жаться к берегам. Это как окоп, Ты, сидя, ждешь свистка в атаку, А там, за полверсты, там знака Тот тоже ждет, чтоб пулю в лоб….

Алексей Симонов: «Война была отцу впору»

Психологическая работа с детскими страхами. Нарративный подход — основа для объединения недирективных методик. Имена и обстоятельства описываемых случаев изменены.

Концерт Константин Симонов. Литературный вечер. Стихи учили воевать, преодолевать военные и тыловые тяготы: страх смерти, голод, разруху.

Размышления о Сталине Вступление Прежде всего, следует сказать, что рукопись, к работе над которой я сегодня приступаю, в ее полном виде не предназначается мною для печати, во всяком случае, в ближайшем обозримом будущем. В полном виде я намерен сдать ее на государственное архивное хранение с долей надежды на то, что и такого рода частные свидетельства и размышления одного из людей моего поколения смогут когда-нибудь представить известный интерес для будущих историков нашего времени.

Что же касается тех или иных частей этой будущей рукописи, то я заранее не исключаю того, что у меня могут появиться и желание, и возможность самому успеть увидеть их опубликованными. Из сказанного следует, что Сталин — личность такого масштаба, от которой просто-напросто невозможно избавиться никакими фигурами умолчания — ни в истории нашего общества, ни в воспоминаниях о собственной своей жизни, которая пусть бесконечно малая, но все-таки частица жизни этого общества.

Я буду писать о Сталине как человек своего поколения. Поколения людей, которым к тому времени, когда Сталин на съезде партии ясно и непоколебимо определился для любого из нас как первое лицо в стране, в партии и в мировом коммунистическом движении, было пятнадцать лет; когда Сталин умер, нам было тридцать восемь. В этом году, когда ему было бы сто, нам станет шестьдесят четыре.

Теория эмоций П. В. Симонова

Любовь - как бой, Глаз на глаз ты сошелся с нею. Ждать нечего, она с тобой. Предчувствие любви - как шторм, Но тишина еще, и звуки Рояля слышны из-за штор. А на барометре к чертям Все вниз летит, летит давленье, И в страхе светопреставленья Уж поздно жаться к берегам. Это как окоп, Ты, сидя, ждешь свистка в атаку, А там, за полверсты, там знака Тот тоже ждет, чтоб пулю в лоб

Как считает П.В.Симонов (), эмоция страха развивается при недостатке сведений, необходимых для защиты. Именно в этом.

Константин Симонов Кукла Мы сняли куклу со штабной машины. Спасая жизнь, ссылаясь на войну, Три офицера - храбрые мужчины - Ее в машине бросили одну. Привязанная ниточкой за шею, Она, бежать отчаявшись давно, Смотрела на разбитые траншеи, Дрожа в своем холодном кимоно. Земли и бревен взорванные глыбы; Кто не был мертв, тот был у нас в плену. В тот день они и женщину могли бы, Как эту куклу, бросить здесь одну Когда я вспоминаю пораженье, Всю горечь их отчаянья и страх, Я вижу не воронки в три сажени, Не трупы на дымящихся кострах, - Я вижу глаз ее косые щелки, Пучок волос, затянутый узлом, Я вижу куклу, на крученом шелке Висящую за выбитым стеклом.

Реклама на сайте Ответы на вопросы Написать сообщение администрации Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше. Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат . Работаем для вас с года.

СТРАХ И ОТВРАЩЕНИЕ СЕРГЕЯ СИМОНОВА